Новинки

Все новинки
Аэрофобия
Фитцек С


Аплодируем стоя
Михаил Задорнов


Застенчивый убийца
Перссон Лейф Г.В.




                       


Важно ли для вас оформление книги? (Иллюстрации, обложка, бумага)
да
нет


Книга «История русской литературы ХХ века (1890-е годы — 1953 год)» в газете «Завтра»

Все новости

Наверное, издание данного фундаментального труда можно назвать вершиной многолетней творческой деятельности известного отечественного литературоведа, доктора филологических наук, главного научного сотрудника Шолоховского центра Московского государственного гуманитарного университета им. М.А.Шолохова Виктора Васильевича Петелина. Конечно, история русской литературы ХХ века, доведенная только до года смерти И.В.Сталина, — скорее, "история полувека" или "полуистория века" — века, богатейшего на литературные события и судьбы, а потому хотелось бы увидеть вторую часть авторской работы: от 1953 года до...

А вот тут приходится поставить знак вопроса. Прежде всего, потому, что формальная, календарная хронология не совпадает с хронологией общественно-политической, а тем более — литературной. Лично мне кажется весьма оправданной концепция "длинного" XIX века (с 1789 года, года Великой Французской революции, до 1914 года, года начала Первой мировой войны) и "короткого" ХХ века (с 1914 до 1991 года, года уничтожения Советского Союза). В том числе и особенно — применительно к отечественной литературе. Поскольку в рамках подобной трактовки биографии таких, например, знаковых фигур, как Лев Толстой и Чехов, целиком и полностью остаются в рамках культуры одного, XIX века. Но, разумеется, это всего лишь личное мнение. 

Как известно, жизнь богаче наших представлений о ней.

У автора рецензируемой книги хронологические рамки ХХ столетия выглядят совершенно иначе — он "расширяет" их до начала 1890-х годов, так что в результате те же Лев Толстой и Чехов оказываются "ближе" к Платонову, Булгакову и Шолохову, чем к Тургеневу, Лескову и Достоевскому.

Разумеется, несмотря на название, эта книга — вовсе не учебник по истории литературы, поскольку различного объёма обзорные статьи, посвященные литературному процессу тех или иных периодов "внутри" первой половины ХХ века, перемежаются "литературными портретами" выдающихся и просто заметных писателей того времени.

Хотя здесь всё тоже далеко не просто. Скажем, "портреты"  Зинаиды Гиппиус и Дмитрия Мережковского в книге присутствуют, а "портретов" Александра Твардовского и Леонида Леонова — увы, нет. Хотя и по своим художественным достижениям, и по влиянию на реальный литературный процесс, на мой взгляд, вторые заметно превосходят первых. Нет по какой-то причине и Михаила Шолохова, о котором Виктор Петелин за свою жизнь написал гораздо больше, нежели о любом другом писателе ХХ века. Конечно, "нельзя объять необъятное", и есть надежды, что соответствующие "портреты" появятся во второй части рецензируемого труда. Тем более, что сам принцип размещения "портретов", судя по всему, базируется на дате смерти того или иного писателя — и только поэтому те же Мережковский и Гиппиус оказались отделены от Блока и Брюсова едва ли не двумя десятилетиями.

И, наконец, самым спорным, но, возможно, и самым интересным моментом работы Виктора Петелина является попытка взглянуть на всю историю отечественной литературы прошлого века с точки зрения русско-еврейского противостояния, русско-еврейского конфликта.

"В истории русской литературы ХХ века этот вопрос неоднократно пробуждался, обойти его невозможно. Перед читателем пройдут острые эпизоды этой борьбы, порой будет возникать "братство с обеих сторон", "хорошие евреи" с пониманием будут относиться к русской истории и русскому языку, будут способствовать развитию русской культуры, создавая замечательные произведения, как художник Левитан, как скульптор Антокольский, как превосходные поэты Пастернак и Мандельштам. Но на сложном и противоречивом пути развития русской литературы не раз возникали мотивы иные — когда "плохие" евреи пытались растоптать, уничтожить лучшие произведения русской классики, унизить Россию и её высокие христианские идеалы. Почти все средства массовой информации, издательства, журналы, газеты были в руках либеральных евреев, а русские писатели зависели от их нрава". И далее, без перехода: "Вот почему в истории русской литературы ХХ века шли постоянные столкновения разных литературных групп с разными идеалами и литературными характерами. Одни угождали времени, которое диктовало свои требования, писали то, что требовали сиюминутные обстоятельства, а порой — политработники ЦК ВКП(б), а великие писатели прорывались сквозь эти преграды и говорили от всего сердца свою полновесную Правду, Истину".

Думается, что история русской литературы ХХ века всё-таки не только не сводится к конфликту "плохих", "либеральных" (кстати, "либеральный" далеко не всегда значит "плохой"? — Г.С.) евреев с "высокими христианскими идеалами России", но даже не определяется этим конфликтом, который, несомненно существует, занимает своё, далеко не последнее, место в череде других конфликтов, однако не более и не менее того. Или "коль до когтей у них дойдет,.. сильнее кошки зверя нет"?

ГеоргийСудовцев

http://www.zavtra.ru/content/view/apostrof-2012-12-05-000000/



28 декабря 12