Новинки

Все новинки
Аэрофобия
Фитцек С


Аплодируем стоя
Михаил Задорнов


Застенчивый убийца
Перссон Лейф Г.В.




                       


Важно ли для вас оформление книги? (Иллюстрации, обложка, бумага)
да
нет


«Я никогда не мечтал о популярности»

Все новости

В рамках книжной выставки non/fictio№14 в конце ноября в Москве побывал Питер Джеймс.

Беседовала Юлия Григорьян

 

– Что означает быть одним из самых популярных писателей в Англии?

– Я никогда не мечтал об этом, хотя в детстве, уже в возрасте семи лет я уже писал. Я никогда не мечтал о популярности, первые 3 романа продавались очень плохо, я продал всего 1500 экз. первых романов. Что мне нравится больше всего это то, что у меня есть очень четкие взгляды на реалии человеческой жизни, на несправедливость, жестокость и я счастлив, что с помощью своих книг могу выражать свой взгляд. Например, в книги «Умри завтра» я описываю бизнес по продаже человеческих органов, поскольку в мире существует огромный дефицит органов для пересадки. С тех пор как я написал книгу несколько тысяч человек написали мне и сообщили, что они решили стать донорами органов.

– Вы считаете, что это задача писателя – влиять на людей?

– Лично для меня прочитать хорошую книгу очень важно, это может дать больше, нежели другое времяпрепровождение. В книге важен симбиоз трех составляющих: сюжета, исследования и героев. Исследование, которое ты проводишь для написания книги, является основанием. Иногда меня просто поглощают и захватывают идеи, например, идея того, что происходит с человеком, когда с ним случается несчастье, а его вины в этом нет. Или, например, истории про исчезновение человека, когда он просто пропадает бесследно. Эту мысль я развил в четвертой книге о Рое Грейсе, там герой исчезает и начинает абсолютно новую жизнь. В книге «Мертвый как ты» сюжет заключается в том, что преступник насилует женщин и забирает их туфли, жертв он выбирает по красивой обуви. Мне хотелось понять, что заставляет человека поступать таким образом. И понять то, какое влияние такие события оказывают на жертв, как это отражается на их жизни. Мне хотелось понять ситуацию комплексно: с точки зрения преступника, жертвы и полиции, разыскивающей преступника.

Что касается новой книги «Пока еще жив», очень многое в ней взято из моего личного опыта, у меня был преследователь на протяжении десяти лет. В Англии я очень часто выступаю в библиотеках, книжных магазинах. Десять лет назад на одном выступлении заметил, что передо мной сидит женщина и все время улыбается, как будто мы знакомы. Через две недели я был в совершенно другой части Англии, вновь увидел женщину, улыбающуюся мне, и подумал: «Странно, она очень похожа на ту женщину». Спустя еще три недели я получил электронное письмо, где было написано: «Дорогой Питер, вы так прекрасно выглядите в черной футболке, и мне понравилось, как вы смотрели на меня». Потом она стала появляться на каждом мероприятии, покупала одну и ту же книгу и каждый раз просила ее подписывать. После этого она писала от 5 до 15 писем каждый день, примерно такого содержания: дорогой Питер, в Глазго я не смогу быть с тобой, ничего, что меня не будет рядом? После она прислала мне фото со своей коллекцией – от пола до потолка все было заставлено моими книгами, все, что я когда-либо писал, вырезки из газет и журналов обо мне, мои фото, например, на котором я со своей подругой выхожу из ресторана. И при этом повсюду в комнате горели свечи, выглядело это как алтарь. Я обратился в полицию, ее проверили, но не нашли никаких правонарушений. Полицейские сказали, что не могут ничего предпринять, пока она не нападет на меня. Так продолжалось три года. Как-то раз я раздавал автографы – за этим занятием лица начинаются сливаться и их трудно различить, а эта женщина изменила прическу и цвет волос – и когда она подошла ко мне за автографом, я спросил ее: «Чье имя указать в пожелании?». Она страшно взбесилась и громко крикнула: «Моё!!», после чего демонстративно развернулась и ушла из магазина. После этого инцидента она написала мне огромное письмо, где обвиняла меня в малодушии и невнимательности, говорила, что она мой самый преданный фанат, и она не может поверить, что я ее не узнал. После этого я два года ничего о ней не слышал, но прошлым летом на презентации моей новой книги кто-то хлопнул экземпляром об стол, за которым я сидел. Я поднял глаза и увидел ее, на что она мне сказала: «Я прощаю тебя».

– Я слышала, что ваш интерес к детективам начался с того, что вам довелось посмотреть видео с убийством молодой девушки?

– Да, оттуда пришла мысль о написании второй книги о Рое Грейсе, которая называется «Совершенное убийство». Было это в 2000 году. Мне позвонили из полиции как человеку, который долгое время снимал ужастики. Попросили оценить видео, изъятое при обыске дома в Брайтоне, – игра это актерская или реальное убийство на пленке. Я пришел, в комнате сидели полицейские, на пленке 14 летнюю девушку пригвоздили к кресту. Я спросил «Что это?», на что мне ответили, что среди дисков было найдено это видео и у полиции есть предположение, что это реальная съемка. Действительно, на свете есть люди, которые готовы платить большие деньги за то, чтобы получить такую запись. Отсюда пришла мысль о написании книги о человеке, который находит подобную запись на соседнем сидении в поезде.

– Что вы испытывали в тот момент?

– С одной стороны, я долго присматривался и хотел найти признаки, по которым можно было определить, что это актерская игра, но после я убедился, что это реальное видео. Я чувствовал себя так, будто вторгся в чужое личное пространство. Я часто езжу с полицией на места преступлений, я часто видел фотографии убитых и чувствуешь себя всегда так, как будто переступил недозволенные границы. Мне долго снились кошмары после этого.

– Почему самыми популярными писателями в мире становятся те, кто пишет про убийства? Почему именно смерть так волнует нас?

– Самосохранение. Это очень глубоко заложено в нашем генетическом коде – желание спастись, уцелеть. Один бывший секретарь ООН сказал: «Ни одна из наших мыслей, ни один из наших поступков не происходит вне зависимости от того, как настроен на восприятие этого наш мозг». А на подсознательном уровне мы постоянно думам о смерти. Мы садимся в машину и думаем о смерти, переходим дорогу и тоже думаем о смерти. Эдгар Гувер говорил: «Не существует большей части и ответственности, которая возлагается на человека, чем расследовать убийство и причину смерти другого человека». Смерть нас всех пугает и завораживает.

– Вы читаете лекции о паранормальных явлениях. Вы действительно в это верите?

– Я жил в двух домах, где обитали привидения. Поэтому да, я верю в потусторонние силы. Паранормальное – это то, чему мы пока что не дали толкование в науке. Есть много вещей, которым мы не можем дать объяснения. В телепатию и приведения я верю точно – одно я видел своими глазами. Чего я не знаю, являются ли привидения отпечатком умершего человека или то что-то разумное.

– Верите ли вы в Бога?

– Я верю, что есть что-то более разумное существо где-то наверху. Через пару лет я собираюсь написать книгу о попытках доказать существование бога. У меня очень большой интерес к этому вопросу.

– Вы видели в жизни поступки людей, от которых волосы встают дыбом. Как после этого всего вы оцениваете человека?

– Большая часть людей – порядочные и приличные, если бы было иначе, человечество бы попросту не выжило. Для меня всегда интересен вопрос, какое определение можно дать злу.

– Вы считаете, что зло заложено генетически или формируется под влиянием внешних факторов?

– Большая проблема кроется в семьях. В Англии я посещал психиатрическую больницу для заключенных в Бродмуре. Чтобы тебя в нее поместили, ты должен быть очень серьезным преступником и при этом душевнобольным. Половина заключенных там – шизофреники, то есть люди, рожденные с химическим дисбалансом. 70 процентов из них при применении соответствующих медикаментов могут нормально жить и функционировать в обществе. Еще 50 процентов – это люди, у которых при рождении отсутствует совесть, это психопаты. Такие дети уже в возрасте четырех лет могут сорвать с руки друга в песочнице часики или браслет и вообще при этом не испытывать чувства вины. Если у вас есть хорошие родители, то с такими данными при хорошим стечении обстоятельств вы можете стать отличным политиком, бизнесменом, добиться в жизни много. Эти люди жестоки и за счет этого они могут добиться успеха. Если же у ребёнка-психопата неблагополучная семья, если он видит насилие в семье, его бьют, высока вероятность того, что он вырастет и станет серийным убийцей. Если рассмотреть биографии серийный убийц, то у всех них были крайне неблагополучные семьи. При этом многие психопаты очень умны, поэтому много лет могут не попадаться полиции.

– В ваших книгах многое связано с наукой, медициной. Откуда вы черпаете информацию для достоверного отражения этих сложнейших областей?

– Обычно если я описываю, например, медицинские технологии, используемые в полицейских лабораториях, я иду в такую лабораторию и провожу с полицией один день каждую неделю. Если речь идет о науке, я иду в научную лабораторию и провожу там столько времени, сколько понадобится, общаюсь с профессионалами.

– Как вы относитесь к ситуации с пиратством? К тому, что вашу книжку можно купить за деньги, а можно бесплатно скачать в Интернете? Необходимо ли это жестко регулировать

или это естественный процесс?

– Если люди хотят, чтоб писатели продолжали писать, необходимо ввести жесткий контроль, иначе мы придем к такой ситуации, что я целый год буду писать книгу, а мне после этого никто не заплатит. Если люди хотят, чтоб у литературы было будущее, они не должны привыкать ее воровать. Люди же не могут получать еду, бензин, жилье бесплатно. Существует закон, который защищает вас от того, чтобы я украл у вас кошелек, но нет закона, который бы так же запрещал украсть у меня мою книгу. И это неправильно.

 

«Книжное обозрение» #25 (2349)



23 января 13